Расписания поездов по городам России, Монголии, Китая. Бронирование билетов по Монголии, Китаю, России.

English Russian

 Главная страница   О компании   Контакты   Форум   Карта сайта

Шаманизм в Монголии

ИСТОРИЯ МОНГОЛИИ

ПУБЛИКАЦИИ

2.3. РАЗВИТИЕ МОНГОЛЬСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА СССР И МНР
(выдержки из диссертации Джагневой О.А.)


Значение советско-монгольского сотрудничества можно верно оценить только при сравнении экономики дореволюционной Монголии с достижениями страны в послереволюционный период. И хотя характеристика экономики страны в начале прошлого столетия известна по ряду работ монгольских и российских авторов, необходимость обращения к данному сюжету в контексте данного исследования очевидна. На этом фоне отчетливее прослеживаются основные направления торгово-экономических контактов между СССР и Монголией. Эти направления сформировались под влиянием советской политики индустриализации и кооперирования крестьянства, принципы которой были вынесены в практику внешней политики СССР в отношении Монголии. Монголия также заимствовала у Советского Союза методы вытеснения из экономики так называемых эксплуататорских элементов и курс на огосударствление экономического строя в целом.
 

Монголия вначале XX века представляла собой исключительно аграрную страну, в которой преобладало отсталое кочевое животноводство. Практически незащищенное от неблагоприятных природных условий и массовых заболеваний - современной ветеринарии и ветеринарного обслуживания в стране не было. Зачатков промышленности в Монголии насчитывалось крайне мало, особой роли в жизни страны они не играли. Однако отметим, что многие монголы, хотя больше понаслышке, были знакомы с достижениями мирового экономического прогресса. Господство натурального и полунатурального хозяйства было источником существования основной массы аратства. Вместе с тем, в монгольском обществе были и богатые слои, состоявшие из крупных скотовладельцев, торговцев и представителей ростовщического капитала. В целом же неправомерно, на наш взгляд, оценивать уровень монгольской экономики с позиций сегодняшнего дня, это следует делать, рассматривая его в тех исторических условиях, в которых экономика развивалась. Таким образом, надо иметь в виду, что в начале прошлого века Монголия была колониальной страной, но и получение автономии мало что изменило в ее экономических основах. Перемены начались только после 1921 г., когда страна обрела государственную независимость и стала получать регулярную экономическую помощь от Советского Союза. Значит, нет особых оснований считать, что дореволюционная Монголия слишком уж выделялась своим низким уровнем экономического развития от большинства колониальных и зависимых стран. Экономические отношения в Монголии, стране, которая не успела перейти к капиталистическому способу производства, носили феодальные черты. Основное богатство страны - скот - в значительной части находился в руках светских и духовных феодалов. Лучшие животноводческие пастбища и другие земли принадлежали монастырям и представителям княжеского сословия. В среднем на одно хозяйство феодала приходилось 2370 голов скота, а на монастырское хозяйство -1285 голов182. По подсчетам И.М. Майского, одно феодальное княжеское хозяйство имело в своей собственности в 17 раз больше крупного рогатого скота, в 37 раз больше овец и коз, в 49 раз - верблюдов, в 75 раз - лошадей183. Монастыри жестоко эксплуатировали религиозное аратство. Монгольский академик Ш. Нацагдорж указывает на постоянный приток подношений со стороны верующих, выделение наиболее плодородных пастбищ из хошунных земель для выпаса монастырского скота, использование монастырями почти даровых рабочих рук для ухода за домашними животными и производства других хозяйственных работ184. «Неудовлетворительное состояние дореволюционной статистики в Монголии сильно затрудняет, а иногда делает почти невозможным изучение динамики монгольского животноводства по отдельным сравниваемым периодам. Известно только, что в 1918 г. при населении страны в 400 тыс. человек (данные И.М. Майского) или в 374 тыс. (данные Госархива МНР) поголовье скота в первом случае составляло 7766 тыс. голов, во втором - 5295 тыс. голов»185.
 

Помимо животноводства, в Монголии того периода были зачатки земледелия, охоты и рыболовства. Но земледелием занимались в основном китайские колонисты, сами же монголы относились к этому занятию как к делу второстепенному. Российские исследователи считают, что «монголы переняли у китайцев систему земледелия и землепользования. Распашка земли и орошение, без которого земледелие в Монголии почти невозможно, производится по китайскому образцу. Как китайцы, так и монголы убирают хлеб небольшими китайскими косами, молотят каменными вальками, отсеивают лопатами и просеивают сквозь крупное сито. Зерно мелется на ручных жерновах и водяных мельницах, приводимых в движение конной тягой. На Селенге колосья выдергиваются прямо руками, и для молотьбы употребляются быки и лошади». Этот пример демонстрирует уровень развития земледелия в Монголии как весьма примитивный. В общем, земледелие во Внешней Монголии было развито весьма слабо, в начале 20-х гг. прошлого века площадь обрабатываемой земли составляла около 50 тыс. десятин186.
 

Что касается охоты, то масштаб охотничьего промысла зависел от спроса на мировом рынке. В отдельные годы из Монголии вывозилось до 2,5 млн. шкурок тарбаганов (монгольский сурок). Рыболовство не получило заметного распространения в условиях кочевой цивилизации, где основным питанием было мясо домашних животных. Только монголы, кочевавшие в районе озера Хубсугул неподалеку от границы с Россией, под влиянием русских относительно регулярно занимались рыболовством.
 

О неразвитости экономики свидетельствовало отсутствие современных видов транспорта в стране, где не было ни одной собственной железной дороги, если не считать линии восточно- китайской железнодорожной магистрали, проложенной через северовосточную окраину Монголии - Баргу. Соединял Монголию с Россией и Китаем старый караванный путь по маршруту Кяхта - Урга - Калган протяженностью 1,5 тыс. верст. Почтовая связь осуществлялась через так называемую конно-уртонную повинность. Станции (уртоны) обслуживались аратскими семьями, выделяемыми для этого хошунным начальством. Уртонной связью имели право попьзоваться только государственные чиновники и иностранные консулы. Уртонная повинность была отменена только в 1949 г. Ее заменила тогда государственная уртонная служба.
 

Промышленность в дореволюционной Монголии практически была кустарной. И несмотря на большое количество полезных ископаемых в стране, добывающая промышленность не попучила заметного развития. Каменноугольные шахты в районе Налайхи, золотые прииски, разрабатываемые иностранцами, добыча хрусталя- сырца - таков краткий перечень промышленных направлений развития производитепьных сил Внешней Монголии.
 

Для Монголии было характерно присутствие китайского ростовщического капитала. Разоряя аратов и создавая, таким путем, одну из предпосылок возникновения капиталистических отношений путем формирования свободной рабочей силы для найма со стороны, китайский торгово-ростовщический капитал отнюдь не формировал комплекса условий для возникновения и развития национальной промышленности.
 

Торгово-ростовщический капитал выступал в Монголии в двух основных форма. Во-первых, в виде продажи товаров в кредит расточительной феодальной знати. А во-вторых, в форме кредитования мелких производителей и просто потребителей-аратов. Такая форма эксплуатации способствовала вывозу средств из страны, так как за кредиты взимались большие проценты и направлялись за рубеж. Круговая порука была одной из наиболее ярких форм феодальной эксплуатации в Монголии. Официально установленный китайскими властями первоначальный процент кредита ограничивался 36, однако, на практике это не являлось верхним пределом. Круговая порука служила гарантией ростовщикам, что долги будут им выплачены. И это действительно было так, поскольку все бремя задолженности князей ложилось на аратство.
 

В 1919 г. в Монголии было не менее 25 крупных китайских торговых фирм, которые одновременно занимались ростовщичеством в крупных масштабах. К началу 1912 г. Внешняя Монголия задолжала китайским фирмам около 15 млн. рублей187.
 

Введенная с давних времен круговая порука в отношении выплаты долгов как социальный институт формально была отменена в 1912 г. в результате одного из требований, выдвинутых в ходе национально-освободительного движения во Внешней Монголии, под воздействием Русско-монгольского соглашения от 21 октября 1912 г. Однако фактически этот институт просуществовал вплоть до революции 1921 г. и окончательно был ликвидирован в 1924 г.188
 

По договору от 14 октября 1918 г., заключенному с Китаем, правительство Внешней Монголии признало китайскую валюту официальной во Внешней Монголии и обязалось взимать налоги с населения и производить все расчеты исключительно в китайских долларах либо в банкнотах китайского банка. За вклады монгольского правительства открытое в Урге отделение китайского банка «Чжунго Юнхан» выплачивало ему 3,6% годовых, а за ссуды, предоставляемые тому же правительству, получало с него 9,6%.
 

Монголия и Россия имели постоянные торговые связи. В 1909 г. удельный вес России в монгольском экспорте кож составлял 12%, шерсти и мехов - 13, конского волоса - 25, крупного рогатого скота - 10,5, мелкого рогатого скота - 24,9%189.
 

Масштабы российско-монгольской торговли того времени представлены в таблице 1.

Таблица 1

Развитие российско-монгольской торговли в начале XX в. (в русских довоенных рублях) 926.- Годы: Экспорт России в Монголию Импорт России из Монголии 1906 4.550.000 4.550.000 1907 4.500.000 5.000.000 1908 3.700.000 5.700.000 1909 2.500.000 8.000.000 1911 1.400.000 10.300.000 1913 2.700.000 8.400.000 1915 2.400.000 11.500.000 Источник: Каллиников А. Революционная Монголия. - М.: Госиздат, 1 С. 54.
 

В 1913 г. русский экспорт увеличился по сравнению с 1911 г. почти в два раза, но в последующие годы русские купцы стали больше ориентироваться на вывоз из Монголии сырья, тем самым уступив монгольский внутренний рынок Китаю.
 

Тем не менее, проникновение русских купцов в страну усилилось после получения Монголией статуса автономии. Ослабление царской России в годы первой мировой войны облегчило проникновение в Монголию английского, американского, японского и германского капиталов. В 1925 г. там функционировало, например, более 60 компаний из США, в основном скупавшие животноводческое сырье. Американский капитал присутствовал и в сфере производства. При его участии в Монголии было создано известное акционерное общество «Монголор» («Монгольское золото»), в рамках которого трудились десятки американских инженеров.
 

Гражданская война в России также создала благоприятные условия для наступления китайского торгового капитала в Монголии. Поэтому после победы Октябрьской революции в России и Народной революции в Монголии началось быстрое сближение России и Монголии. При этом предполагалось, что такому сближению не должны препятствовать другие капиталистические страны. В результате после победы Монгольской народной революции в 1921 г. из экономики страны стал последовательно вытесняться иностранный капитал, вся внешняя торговля была сосредоточена в руках государства, в 1930 г. была провозглашена государственная монополия внешней торговли. Эта задача была решена при содействии Советского Союза, который взял на себя ответственность оказать стране помощь в организации внутренней и внешней торговли. Такая политика преследовала стратегическую задачу - оградить Монголию от влияния стран капитала с тем, чтобы постепенно развернуть ее в сторону строительства социалистического общества.
 

В рассматриваемый период в отношениях между СССР и МНР на первый план вышли задачи политического и военного сотрудничества. Анализ показал, что если политических отношениях двух государств единство взглядов сложилось через периоды определенных разногласий меэду МНРП и ВКП (б), в военных вопросах разногласий практически не наблюдалось, поскольку интересы безопасности СССР и МНР практически совпадали.

В экономическом же сотрудничестве помощь СССР Монголии в значительной степени была политизирована. Советский Союз продолжал последовательно укреплять свои экономические позиции в МНР, навязывая ей политику создания социалистических производственных отношений. Тем самым СССР добивался вытеснения своих зарубежных конкурентов с территории Монголии, становился ее монопольным внешнеторговым партнером. Одновременно советское правительство руководствовалось принципами пролетарского интернационализма, и уважения малых народов. В 1921 г. советское правительство безвозмездно передало в собственность монгольского правительства все принадлежащие ему на монгольской территории телеграфные линии протяженностью 2475 км, здания и обслуживающее оборудование, что заложило основы формирования государственного сектора в экономике МНР. В 1922 г. правительство РСФСР отменило на советско-монгольской границе таможенные пошлины на экспорт и импорт, а также дало согласие на создание и деятельность в Монголии советских торговых организаций, таких как «Центросоюз», «Сибгосторг», «Дальгосторг», «Шерсть» и другие.

В свою очередь монгольское народное правительство солидаризировалось с Советским Союзом, приняв решение о помощи голодающему населению России. Оно сделало это в ответ на просьбу представителя Калмыцкой автономной области в Совете национальностей Амур-Санана, выделив на эти цели из государственной казны 2 тыс. рублей серебром. Кроме того, был объявлен сбор средств среди служащих министерства иностранных дел и других государственных служащих190.

В 1923 г. между правительствами двух стран было заключено первое равноправное в истории международных отношений Монголии торговое соглашение. В 1923 г. государственная советская торговля начала свою работу в этой соседней стране через две свои организации - Сибгосторг и Дальгосторг. В целях развития и облегчения торговли между СССР и Монголией Совнарком РСФСР принял постановление от 16 октября 1923 г. о таможенных тарифах, согласно которому перегон из Монголии разных видов скота, вывоз шерсти, пушнины и рыбы не облагается пошлинами. Все остальные товары провозятся с оплатой по общим тарифам Азиатской торговли, утвержденным Совнаркомом РСФСР 11 апреля 1922 г.

Одной из новых форм помощи со стороны советской России стала организация в Монголии ветеринарной службы. В том же, 1923 году, при министерстве внутренних дел было создано ветеринарно- зоотехническое управление под руководством российского специалиста А.А. Дудукалова191. Ветеринарное управление имело 6 отделений и вело большую работу, направляя в аймаки передвижные лаборатории. В ведении управления тогда же появилась приобретенная в России народным правительством противочумная станция в Сонгино под Улан-Батором, которая впоследствии сыграла свою роль в создании крупного биокомбината в том же районе.

Большую роль в торговле двух стран стал играть монгольский тугрик - национальная валюта МНР, выпущенный в обращение в декабре 1925 года. К 1929 году относится закрытие монгольско- китайской границы, что затруднило деятельность китайских фирм на территории МНР, и они прекратили свою деятельность ш. В результате такой целенаправленной политики в 1930 г. иностранным фирмам (не считая советские торговые организации) во внешнеторговом обороте Монголии принадлежало только 4,7%192. Это открыло широкую дорогу для развития торгово-экономического сотрудничества между МНР и СССР.

В 1929 г. было подписано соглашение об основных принципах взаимоотношений между СССР и МНР, в развитие которых последовало подписание и реализация целого ряда новых договоренностей. В их числе были Соглашение об организации транспорта на территории Монголии (30 декабря 1929 г.), конвенция об упрощенном переходе государственной границы гражданами СССР и МНР, проживающими в 100-километровой пограничной полосе (20 мая 1930 г.), Тем самым формировалась правовая основа для приграничного сотрудничества. Жителям пограничной полосы разрешалось перегодить границу для приобретения продуктов первой необходимости и для торговых целей, для транспортировки и сопровождения грузов, для производства сельскохозяйственных работ и т. д.193. Затем были подписаны такие документы как санитарная конвенция (1930). Протокол о создании монголо-советского акционерного общества по оптовой торговле «Монголсовбунер» (1932), о строительстве Промкомбината (1930), о строительстве шоссейной дороги от угольных копей Налайха до Улан-Батора и ряд других.

Превращение СССР в монопольного торгово-экономического партнера Монголии было окончательно закреплено установлением в МНР государственной монополии внешней торговли. Частные иностранные фирмы, действовавшие на ее территории, были вынуждены свернуть работу и вывести свои предприятия из этой страны.

С уходом иностранных фирм с монгольского рынка возник дефицит товаров. Необходимо было его восполнить, но сделать это за счет собственного производства страна не могла. На помощь пришел Советский Союз. Он оказал содействие в создании кооперативной торговой организации, охватившей своей деятельностью буквально все монгольское население. Это был Монгольский центральный кооператив (Монценкооп), продававший населению советские товары по низким ценам. В первое десятилетие после революции Монценкооп был единственной в стране торговой организацией, через которую СССР проводил там свою экономическую политику. В 1931 г. на долю Монценкоопа приходилось 70%. всего внутреннего розничного товарооборота, а количество его торговых точек достигло 516194. В 1932-1945 гг. в Монголии развернулся начальный этап индустриализации. Для реализации его задач в стране не было собственных средств и опыта промышленного строительства. Поэтому одним из направлений экономического сотрудничества СССР и МНР стало советское содействие в промышленном строительстве. В1935 г. был сдан в эксплуатацию промышленный комбинат, сооруженный с помощью советских материальных и финансовых средств, при участии советских специалистов. Промкомбинат стал первым крупным современным промышленным предприятием Монголии. На нем было сосредоточено 75% всех основных фондов и 65% работников промышленных предприятий страны. Его годовая производитепьность в год пуска составляпа 2790 тонн мытой шерсти 4500 тонн войпока, 85000 метров сукна, 100000 тон обработанных кож и много другой продукции. Примечательно, что комбинат работал исключительно на сырье отечественного происхождения195. Это предприятие стало крупной базой формирования национальных рабочих кадров страны. Кадры монгольских инженерных работников стали готовиться в учебных заведениях Советского Союза и проходить производственную практику на его промышленных предприятиях.

На первом этапе индустриального строительства оно развивалось экстенсивным путем, то есть посредством создания, наращивания и освоения производственных мощностей.

Помимо промкомбината, при материально-техническом и финансовом о содействии СССР в Монголии были созданы также шерстомойная фабрика в Хатхыле, ремонтно-механический завод в Улан-Баторе, а также лесопипьные заводы, деревообделочная фабрика, известковый завод на местах.

Это были вполне современные объекты, оснащенные техникой, поставленной из СССР. На большинстве этих объектов наряду с отечественным персоналом работали советские инструкторы, помогавшие монголам осваивать новые профессии и специальности.

Развитие отечественной промышленности имело большое значение для Монголии, которая стала обладать собственными источниками производства традиционных товаров народного потребления (юртовый войлок, деревянные части для постройки юрт, валяная обувь, национальные виды оде>еды и т.д.). Немалое значение имела и организация первичной переработки животноводческого сырья на местах. Таким образом, происходило расширение возможностей внутреннего рынка страны за счет собственного производства.

В 1940 г. государственная промышленность выпустила продукции на сумму 53,7 млн. тугриков против 4,7 млн. тугриков в 1934 г.196. Таким образом, при помощи Советского Союза в МНР возникли новые, современные формы развития производительных сил, произошли изменения в структуре национальной экономики. Соответственно начался быстрый рост городского населения, сохранявшего, однако, тесные связи с сельской местностью.

Таким образом, монгольская экономика начала утрачивать моноструктурный характер, а развитие производительных сил вышло за рамки исключительно сельскохозяйственного производства.

Известно, какую огромную роль в экономике любой страны играет энергетическая база. Советский Союз оказал Монголии содействие и в создании такой базы. С его помощью был механизирован производственный процесс на угольной шахте в

Налайхе. В результате повысилась добыча каменного угля. Главного источника производства энергии в условиях Монголии. В 1939 г. советская сторона участвовала в расширении мощности центральной электростанции в монгольской столице и в создании более мелких электростанций в аймаках.

С помощью страны советов в Монголии стала осуществляться политика модернизации сельского хозяйства. Его техникой оснащались государственные хозяйства в аграрном секторе (госхозы). В 1937 г. СССР подарил ей техническое оборудование для первых десяти машинно-сенокосных станций. В 1938 г. их стало уже 24. Позднее некоторые из них были преобразованы в госхозы. Перед машинно-сенокосными станциями стояла задача внедрять сенокошение в хозяйственную деятельность аратов. Оказывать им помощь в заготовке кормов для скота. В 1941 г. с использованием советской сельскохозяйственной техники в стране были организованы машинно-прокатные станции. Они сдавали аратам в аренду сельхозинвентарь для заготовки сена.

Особенно надо отметить помощь СССР в сооружении транспортных коммуникаций на территории Монголии, имевших стратегическое значение для обоих государств. Советская сторона на собственные средства проложила шоссейные дороги по маршрутам Улан-Батор - Алтан-Булаг (349 км). Улан-Батор - Наушки (15 км). В 1939 г. таким же способом была сооружены ширококолейная железная дорога Соловьевск - Баян-Тумэнь (238 км). Узкоколейка (380.5 км) Баян-Тумэнь - Алтан-Булаг вошла в строй в начале 40-х гг.197

К началу 1940-х гг. возрос объем товарных поставок в Монголию из СССР. За период 1935-1940 гг. он увеличился в 5 раз198.

Таким образом, тридцатые годы прошлого столетия явились периодом создания основ промышленности и появления национальных кадров рабочих. В стране появился также крупный отряд национальной интеллигенции. В итоге в социальной структуре монгольского общества произошли коренные изменения. Был ликвидирован класс феодалов. Изменилось положение аратства, начали складываться новые социальные страты - рабочий класс и национальная интеллигенция. Следовательно, можно считать, что социальная структура монгольского общества вступила на путь сближения с социальной структурой советского общества. Этот факт стал свидетельством того, что пути развития СССР и МНР становились все более сходными.

В годы Великой отечественной войны, несмотря на трудности военного времени, советско-монгольское экономическое сотрудничество не прерывалось, хотя, естественно, что масштабы его значительно сократились. Нападение фашистской Германии на Советский Союз и Великая отечественная война советского народа изменили условия модернизации монгольской экономики. МНР была вынуждена отложить намеченную X съездом МНРП (1940) программу развития промышленности и транспорта. Большое значение для организации военной экономики имело постановление ноябрьского (1941) пленума ЦК МНРП по вопросам более полного использования местных ресурсов в развитии производства предметов широкого потребления. Но и в то время Советский Союз продолжал оказывать Монголии помощь в развитии промышленности и транспорта, образования, в подготовке специалистов. При его содействии процесс наращивания производственных мощностей монгольской промышленности не был остановлен. Были расширены и реконструированы некоторые государственные и кооперативные предприятия, сооружен ряд новых индустриальных объектов таких, как шерстомойная фабрика, фабрика кожевенных товаров при Улан- Баторском комбинате, цех по производству алебастра, угольная шахта в местности Дзун-Булак.

В 1943 г. начал работать созданный с помощью СССР Сонгинский биокомбинат, который вместе с его филиалами на местах обеспечивал потребности страны в вакцинах и сыворотках. «Работники биопромышленности, опираясь на достижения передовой советской науки и на опыт советских ученых, начали развертывать научно-исследовательскую работу»199

В годы войны началось строительство Улан-Баторского мясокомбината, рудника по добыче цветных металлов и обогатительная фабрика в Чоно-голе. Велись работы по выявлению месторождений нефти и цветных металлов200.

Однако СССР был вынужден сократить общий объем экспорта в МНР (в т.ч. автомашин и запчастей для них, автобензина, керосина, различного рода масел и других видов нефтепродуктов и др.) почти в два раза. Почти на столько же уменьшились поставки из СССР конфет, табака, хлопчатобумажных тканей, готовой одежды, бумаги, табачных и кондитерских изделий. В то же время Советский Союз продолжал поставлять товары и материалы, необходимые для нужд промышленности и населения. В МНР экспортировались товары, которые не вырабатывала ее национальная промышленность, прежде всего электротехническое и радиотехническое оборудование, оборудование для легкой и пищевой промышленности, металлорежущие станки и инструменты. Это позволяло предприятиям работать в обычном режиме.

Со своей стороны Монголия, мобилизовав внутренние ресурсы, увеличила экспорт в СССР продукции животноводства (мяса, кожи, обуви, шерсти) и приняла меры к сокращению импорта товаров, необходимых для советского фронта.

Вовлечение в оборот дополнительных внутренних ресурсов рассматривалось в Монголии как важнейшая форма помощи фронту. В годы войны монгольская промышленность выполняла заказы советских организаций и поставляла в СССР продукцию животноводства, войлок (подошвенный и юртовый), конское снаряжение, обувь, а также некоторые виды продовольственных товаров.

В годы войны при помощи СССР были построены шерстомойная фабрика, цех по производству алебастра, спичечная фабрика, деревообрабатывающий завод. В 1942 г. было освоено производство более 60 новых видов товаров широкого потребления. Новые виды товаров производились как в системе кустарно-промысловой кооперации, так и на государственных предприятиях. В том же году в Монголии были построены десятки маслобойных предприятий и налажено производство сливочного масла. В государственных хозяйствах расширилось выращивание овощей (картофеля, капусты, лука и др.).

Возрос объем внутренних перевозок гужевым транспортом, в результате чего был сокращен импорт автомашин из СССР; на долю гужевого транспорта в общем грузообороте страны в то время приходилось около 70%. Это было достигнуто путем мобилизации лошадей у аратов, для чего был издан специальный закон, отвечающий условиям военного времени

За годы войны импорт из СССР автомашин, нефтепродуктов и металлоизделий сократился в 4,5 раза при одновременном увеличении экспорта в Советский Союз потребительских товаров из МНР33

Советский Союз продолжал оказывать Монголии помощь в строительстве транспортных, промышленных и других объектов. Так, при его содействии в 1941-1945 гг. были сооружены шоссейная дорога Чойбалсан - Ульдза, 65 мостов через реки Селенга, Завхан, Кобдо и др., расширена шерстомойная фабрика при Улан-Баторском промкомбинате, начато строительство мясокомбината.

Таблица 2

Динамика внешнеторгового оборота между СССР и МНР в годы Великой Отечественной войны (млн. руб.) Годы: 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г. Весь товарооборот 210,1 171,9 206,7 225,7 227,5 Импорт из СССР 117,9 53,4 84,2 86,2 110,5 Экспорт в СССР 92,2 118,5 122,5 139,5 117,0 Источник: История социалистической экономики МНР. - М: Главная редакция восточной литературы, 1987. - С. 112.

В июне 1941 г между правительствами СССР и МНР было заключено соглашение о помощи в развитии угольной промышленности Монголии. При содействии советских специалистов в 1941-1942 гг. на востоке страны были проведены геологоразведочные работы, в результате чего были выявлены богатые запасы бурого угля и построено несколько шахт; с 1941 по 1946 гг. добыча угля увеличилась более чем на 70%.34

Несмотря на мобилизацию внутренних резервов и помощь СССР, за годы войны в монгольской экономике накопилось много нерешенных проблем. Многое из того, что производили монгольская промышленность и сельское хозяйство республики, расходовалось на нужды советско-германского фронта, на собственные военно- оборонные потребности. Жизненный уровень монгольского народа начал снижаться, чему способствовало также значительный падеж скота в суровую зиму 1944/1945 гг. Участие в боевых действиях против Японии нанесло Монголии огромный материальный ущерб.

В войне на Дальнем Востоке Монголия понесла большие потери в живой силе, потеряв 2039 солдат и офицеров, 78 солдат пропали без вести. Материальный ущерб был определен в 205 млн. тугриков201.

Анализ советско-монгольских отношений в период 1917-1946 гг. позволил сделать ряд выводов.

Во-первых, главным инициатором налаживания новых, справедливых и равноправных отношений со всеми странами мира, в особенности с колониальными и зависимыми странами была советская Россия.

Во-вторых, налаживание советско-монгольских отношений началось еще до победы Монгольской народной революции 1921 года. Основным направлением этих отношений стало политическое сотрудничество. Монгольская народно-революционная партия стала второй после КПСС правящей марксистско-ленинской партией, поэтому советско-монгольские отношения развивались, прежде всего, по линии сотрудничества между партиями, то есть носили ярко выраженный политический характер. Они привели к заключению дипломатических отношений между Внешней Монголией и советской Россией дипломатических отношений. Россия де-факто признала Монголию, что послужило выходу отношений двух стран на более широкий уровень. Образование СССР привело к дальнейшему развитию межгосударственных отношений по всем направлениям, но, прежде всего, в политической и военной областях, не исключая, однако, экономики и культуры.

В-третьих, тот факт, что новые межгосударственные отношения приобрели преимущественно военно-политический характер, сыграл первостепенную роль в деле фактического сохранения Монголией независимости от Китая и юридического подтверждения его де-юре в 1945 г.

В-четвертых, Монголия, несмотря на то, что она является страной малой, продемонстрировала возможность решить свои многие внутренние и международные проблемы при опоре на более мощное соседнее государство. В этом плане она использовала СССР так же, как и Советский Союз использовал ее. Выгода оказалась взаимной.

В пятых, торгово-экономические отношения между СССР и МНР в тот период носили специфический характер. Фактически они были направлены на обеспечение Монголии товарами широкого потребления, видами продовольствия, которые сама МНР не могла производить. К тому же неудачей окончилась политика перевода монгольской экономики на принципы социалистического хозяйствования, индустриализации и коллективизации. Советский Союз в 1930-е гг. предпринял попытку навязать Монголии ускоренный переход к социалистическим производственным отношениям, что нанесло ее экономике большой ущерб. Но превратившись в монопольного внешнеторгового партнера МНР, Советский Союз был вынужден взять на себя ответственность за развитие производительных сил страны. Монополия СССР в сфере монгольской экономики в огромной степени оградила МНР от влияния Китая и стран Запада, поскольку каналы торгово-экономического сотрудничества с Монголией для них были практически перекрыты. Те первые экономические обмены, которые начались во втором десятилетии прошлого века, просуществовали недолго и не укоренились, благодаря наступательной экономической политике СССР после 1917 г. Позднее, особенно в начале 1940-х г., была сделана попытка перевести развитие народного хозяйства МНР на принципы централизованного планирования, но она была прервана началом Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии. Но война только отсрочила переход МНР к системе планово-централизованного управления развитием народного хозяйства, который был ознаменован утверждением плановых заданий первой монгольской пятилетки в 1948 г.

В шестых, основные направления торгово-экономического сотрудничества между СССР и МНР формировались под влиянием советской политики индустриализации и кооперирования крестьянства, принципы которой были вынесены в практику внешней политики СССР в отношении Монголии. Монгольская Народная Республика также заимствовала у Советского Союза методы вытеснения из экономики так называемых эксплуататорских элементов и курс на огосударствление экономического строя в целом. В результате в Монголии складывалась модель социально- экономического развития по советскому образцу.

Во-третьих, в целом ряде стран Восточной и Центральной Европы возникли государства народной демократии, избравшие социалистический путь развития.

В-четвертых, в 1949 г. Китае произошла демократическая революция, он провозгласил себя народной республикой (КНР). На Севере Вьетнама в условиях его раскола была создана Демократическая Республика Вьетнам.

Таким образом, после второй мировой войны мир оказался расколотым на две противоположные социально-экономические системы. Во главе мировой системы социализма встал СССР, во главе капиталистической системы - США. С приходом «холодной войны» американская мощь и присутствие распространились в Западной Европе, Северо-Восточной Азии, в Латинской Америке.

В недрах и той, и другой систем сложилась своя собственная иерархия политических приоритетов. Распад военного союза между СССР, США и Великобританией после Второй мировой войны был предопределен несовпадающими интересами по вопросам послевоенного устройства мира. Противоречия оказались столь велики, что это привело к «холодной войне» двух мировых систем. Поражение в войне Германии и Японии усилило могущество Советского Союза и Соединенных Штатов до такой степени, что их стали называть сверхдержавами, обозначив новой политической категорией.

«Холодная война» стала выражением глубокого антагонизма в области идей и образа действий, хотя она не сопровождалась территориальными спорами, но носила при этом глобальный характер.

«Холодная война» была столкновением этих двух сверхдержав и возглавляемых ими блоков, идеологическим по внешней форме, но материальным и научно-техническим - по существу.

Во-третьих, в целом ряде стран Восточной и Центральной Европы возникли государства народной демократии, избравшие социалистический путь развития.

В-четвертых, в 1949 г. Китае произошла демократическая революция, он провозгласил себя народной республикой (КНР). На Севере Вьетнама в условиях его раскола была создана Демократическая Республика Вьетнам.

Таким образом, после второй мировой войны мир оказался расколотым на две противоположные социально-экономические системы. Во главе мировой системы социализма встал СССР, во главе капиталистической системы - США. С приходом «холодной войны» американская мощь и присутствие распространились в Западной Европе, Северо-Восточной Азии, в Латинской Америке.

В недрах и той, и другой систем сложилась своя собственная иерархия политических приоритетов.

Распад военного союза между СССР, США и Великобританией после Второй мировой войны был предопределен несовпадающими интересами по вопросам послевоенного устройства мира. Противоречия оказались столь велики, что это привело к «холодной войне» двух мировых систем. Поражение в войне Германии и Японии усилило могущество Советского Союза и Соединенных Штатов до такой степени, что их стали называть сверхдержавами, обозначив новой политической категорией.
«Холодная война» стала выражением глубокого антагонизма в области идей и образа действий, хотя она не сопровождалась территориальными спорами, но носила при этом глобальный характер.

«Холодная война» была столкновением этих двух сверхдержав и возглавляемых ими блоков, идеологическим по внешней форме, но материальным и научно-техническим - по существу.

Конкурировать с блоком капиталистических государств Советскому Союзу было трудно, тем более что в мире разворачивалась гонка вооружений, создавалось оружие массового уничтожения. Непосредственно после окончания второй мировой войны экономическое положение СССР во многом было уязвимо. Советская армия была истощена войной, сам Советский Союз лежал в руинах. Его промышленность, ориентированная на производство вооружения и военной техники, была не в состоянии в сжатые сроки переориентироваться на выпуск продукции гражданского назначения.

Но, несмотря на такой поворот истории, Монгольская Народная Республика получила новый шанс укрепить свое положение на мировой арене. Для этого у нее были следующие основания: -

СССР, ее союзник и спонсор, выиграл войну и с фашистской Германией, и с империалистической Японией, резко повысил свой авторитет на международной арене. Испытание атомной бомбы в Советском Союзе прошло успешно. В сфере ядерных вооружений стал складываться паритет в отношениях между СССР и США. -

Согласно ялтинским договоренностям, статус-кво Монгольской Народной Республики подтвердили США и Великобритания. Затем, 6 октября 1949 г., почти сразу же после образования Китайской Народной Республики, МНР и КНР установили между собой дипломатические отношения. Независимость МНР от Китая была еще раз документально подтверждена советским и китайским правительствами. В опубликованном 15 февраля 1950 г. советско- китайском коммюнике о подписании договора и соглашений между СССР и КНР говорилось, что «оба правительства констатируют полную гарантию независимого положения Монгольской Народной

Республики в результате референдума 1945 г. и установления с ней дипломатических отношений Китайской Народной Республикой»202.

В мелом же обстановка на Дальнем Востоке оставалась неспокойной. Победа над Японией открыла Соединенным Штатам широкий доступ к утверждению своих позиций в Северо-Восточной Азии. Успешное продвижение Советской армии, освободившей Корею от японского колониального господства, вызвало в Вашингтоне новые опасения относительно распространения коммунизма в данном регионе. В сентябре 1945 г. на территорию Южной Кореи прибыла 24-я армия США. Американцы после поражения Японии приняли все меры, чтобы эта страна контролировалась американским командующим. По словам президента США Г. Трумэна, американское правительство и он лично не хотели в случае с Японией повторять немецкого опьгга (раздел Берлина на зоны, образование Западной и Восточной Германии. - О.Д.). «Я не хотел совместного контроля или раздельных зон»203, - писал он впоследствии. Поставить Японию под свою фактическую опеку Соединенным Штатам удалось окончательно, когда состоялось подписание союзнического договора между США и Японией.

Весь ход американо-японских отношений после капитуляции Японии и введения войск США в Южную Корею свидетельствовал о намерениях Вашингтона воспользоваться результатами победы советской и монгольской армий над японским агрессором. Усилия США увенчались подписанием между США и Японией, признанной в 1951 г. независимым государством по Сан-Францисскому договору204, Договора о гарантии безопасности. В ходе подготовки к заключению Договора о безопасности уже в 1945 г. выяснилось, что

Соединенные Штаты будут создавать условия для возрождения японского милитаризма, поддерживать японское правительство по части игнорирования им законных требований государств, пострадавших от японской агрессии, относительно репатриаций205.

Предполагалось, что США будут настаивать, а Япония согласится на то, что рано или поздно Америка будет постоянно содержать часть своих вооруженных сил в Японии и вблизи ее - «в интересах мира и безопасности»206. Получалось, что безопасности Японии, по мнению американского руководства, мог угрожать в то время только СССР. Помимо Японии, США стремились распространить свой контроль на Корейский полуостров. Действительно, такая политика сыграла огромную роль в развязывании корейской войны в 1950 г. и расколе Корейского полуострова, на юге которого возникло государство, также объединенное с США отношениями союзного характера.

Поэтому вполне естественно, что сразу же сразу после войны СССР был вынужден принимать необходимые меры для обеспечения национальной безопасности, одним из главных направлений политики в этой области стало укрепление дальневосточных границ. В русле практических действий лежал перевод на новый уровень политических взаимоотношений СССР и МНР, дальнейшее укрепление на этой основе международно- правовых основ сотрудничества двух государств. Монголия, в свою очередь, также была заинтересована в сохранении «советского зонтика безопасности», в дальнейшем торгово-экономическом и культурном сотрудничестве.

Подписание нового Договора между СССР и МНР о дружбе и сотрудничестве и взаимопомощи, сроком действия на 10 лет с возможностью пролонгации на последующее десятилетие, состоялось 27 февраля 1946 г. в Москве во время официального визита в СССР главы монгольского государства X. Чойбалсана.

Договор 1946 г. о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Советским Союзом и МНР был утвержден Советом Министров Союза ССР и ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 23 апреля того же года207. Президиум Малого Хурала МНР ратифицировал договор 18 апреля 1946 г.208

В преамбуле Договора было зафиксировано, что правительства Союза Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республики, «руководимые желанием поддержать дело мира на Дальнем Востоке и содействовать дальнейшему укреплению существующих между ними дружественных отношении, решили оформить в виде настоящего Протокола209 существующее между ними с 27 ноября 1934 г. джентльменское соглашение, предусматривающее взаимную поддержку всеми мерами в деле предотвращения и предупреждения угрозы военного нападения, а также оказание друг другу помощи и поддержки в случае нападения какой-нибудь третьей стороны на Союз Советских Социалистических Республик или Монгольскую Народную Республику, для каковой цели и подписать настоящий Протокол»210. Приведенная выдержка из Договора 1946 г. представляет четкую оценку политической ситуации на Дальнем Востоке, возникшей после второй мировой войны и в ее результате. В ней прямо сказано о возникновении угрозы военного нападения, в случае каковой СССР и МНР будут действовать совместно.

Задачам военного сотрудничества была посвящена и статья первая Договора, в соответствии с которой обе стороны принимали на себя обязательство в случае угрозы нападения на территорию СССР или МНР со стороны третьего государства «немедленно обсудить совместно создавшееся положение и принять все меры, которые могли бы понадобиться для ограждения безопасности их территории»243.

Статья вторая указывала на характер мер, «которые могли бы понадобиться для ограждения безопасности их территории» «в случае военного нападения на одну из Договаривающихся сторон оказать друг другу всяческую, в том числе и военную помощь»244.

Фактически, содержание преамбулы и статьи первой Договора 1946 г. было идентично, что усиливало его специфическую направленность.

Следовательно, значение нового договора и его союзнического назначения для обеих сторон, очевидно, было настолько велико, что оно целиком отводилось вопросам безопасности сторон. Проблемы экономического и культурного сотрудничества были вынесены за пределы текста договора и оформлены отдельным соглашением.

Таким образом, новый договор утверждал основное направление советско-монгольского сотрудничества на предстоявшее десятилетие как сотрудничество военно- политического характера. Роль нового военно-политического договора между СССР и Монголией не ограничивалась только его значением для двух государств. Обозначение в нем гипотетического «третьего государства», способного создать угрозу нападения на территорию СССР или МНР, говорило о вполне реальной возможности ее возникновения. Следовательно, новый советско-монгольский договор служил предупреждением Советского Союза возможному агрессору, дал ему возможность сделать это, не прибегая ни к каким общим манифестам или предупреждениям в адрес конкретных государств. В итоге этот документ представлял собой один из механизмов формирования мирной обстановки на Дальнем Востоке того времени.

Мало того, появление на свет данного документа служило задаче дальнейшего укрепления независимого государственного статуса МНР, развитию и расширению международно-правовой базы сотрудничества между Советским Союзом и Монголией.

Заключение этого договора, совпавшее с окончанием срока действия Протокола о дружбе и взаимопомощи от 12 марта 1936 г., отвечало потребностями сплочения сил стран социализма в условиях провозглашения бывшими военными союзниками СССР политики «железного занавеса». Проститутки Самара Сайт для поиска дешевых шлюх

Была и еще одна причина, несмотря на то, что 13 февраля 1946 г. между МНР и Китайской Республикой установились дипломатические отношения, Монголия стремилась и впредь укреплять национальную безопасность страны. При этом она продолжала рассчитывать на союз с Советским Союзом.

Однако первое послевоенное десятилетие - до XX съезда КПСС и последовавшего за ним ухудшения советско-китайских отношений - было относительно спокойным для Монголии, создавало условия для разработки и реализации пятилетних планов развития народного хозяйства, для культурного строительства.

Признание в Договоре 1946 г. потенциальной военной угрозы поставило перед монгольским руководством задачу укрепления собственной армии. Но несмотря на тяжелое экономическое положение МНР большое внимание уделяла укреплению и реорганизации Народно-революционной армии. 16 декабря 1946 г. военное министерство МНР и главнокомандующий вооруженными силами издали приказ «Об изучении боевого опыта 1945 года и разработке соответствующих материалов»211. С помощью советских военных специалистов были разработаны военные уставы для различных родов войск. За период 1946-1956 гг. в военных училищах Монголии было подготовлено 455 кадровых военных, а в советских высших и средних военных заведениях - 399212. Такой подход к военной политике монгольского руководства свидетельствовал о том, что после войны оно начинало все глубже осознавать значение хорошо обученной армии как неотъемлемого государственного института.

Окружение себя дружески настроенными государствами было одним из основных направлений внешней политики СССР после второй мировой войны. Для него было важно, чтобы эти государства пользовались поддержкой международных организаций, сотрудничая с ними в рамках таких организаций, Москве было бы лете добиваться нужных для нее решений.

В целом, укрепление МНР в качестве суверенного государства лежало в русле внешнеполитических интересов Москвы. Геополитический характер этих интересов был неизменен. В свою очередь, Улан-Батору на международной арене требовалась поддержка Москвы. Советская помощь продолжала служить Монголии надежным «зонтиком безопасности». Тем не менее, можно также предположить, что настойчивое стремление МНР стать членом Организации Объединенных Наций в значительной степени было мотивировано, помимо остальных причин, надеждой получить, в случае необходимости, помощь не только от своего северного соседа, но и от мирового сообщества в лице ООН.

Доминирование одной такой крупной проблемы, как «холодная война», столкновение лидеров двух систем сковали хрупкие механизмы поддержания мирового порядка, и долгое время затеняли многие другие движущие силы мировой политики. Среди них была проблема, имевшая особенно далеко идущие последствия - создание Организации Объединенных наций. Начало «холодной войны» совпало с образованием ООН как нового и, предположительно, более совершенного и действенного аналога Лиги Наций. Но «холодная война» была только в самом начале, и в мире еще чувствовалась потребность в регулировании процесса создания нового мирового порядка с учетом возникновения новых независимых государств. Такая идея, поддержанная многими государствами, и была воплощена в ООН. Еще до поражения Японии в конце Второй мировой войны, 26 июля 1945 г., был принят Устав ООН, где были сформулированы четыре направления деятельности этой международной организации: -

сохранять и защищать мир во всем мире; -

помогать улучшению жизни бедных; -

бороться за права и свободы каждого человека; -

ООН является главным центром по оказанию странам

помощи в достижении этих целей.

Но очень скоро выяснилось, что ООН, созданная для функционирования в мире, где споры между государствами должны решаться на основах справедливости и взаимоуважения, оказалась в значительной степени отстраненной от решения любого вопроса, который мог быть истолкован как один из аспектов «холодной войны». Деятельность Совета Безопасности в результате

использования его членами права вето была мало эффективной. Однако многие освободившиеся страны возлагали на ООН большие надееды. Участие в ее работе давало им основание добиться возможности активного участия в мировой политике, на помощь в преодолении нищеты и бедности. Что же касается малых слаборазвитых стран, то членство в ООН было для них также возможностью подняться на авансцену мировой истории фактически из забытья, повысить свой авторитет. Демонстрируя солидарность с развивающимися странами в их борьбе за политическое и социальное освобождение, Монгольская Народная Республика, как страна, официально получившая статус независимого государства, успешно участвовавшая во второй мировой войне на стороне объединенных наций, имела все основания для получения членства в этой организации.

Советско-монгольский договор 1946 г. пополнил политический багаж, с которым Монголия продолжала завоевывать свои позиции на мировой арене.

Однако вопрос о ее приеме сначала был отложен на уровне Совета Безопасности (СБ) ООН. Причина, на которую ссылалось большинство членов СБ, заключалась в том, что Монгольская народно-революционная армия213, участвовавшая в войне на Дальнем Востоке, оставалась на территории Внутренней Монголии (Китай) вплоть до 1949 г. Этот малоизвестный факт истории весьма примечателен, и заслуживает особой оценки, поскольку он не был обнародован в то время.

Во-первых, пребывание монгольских вооруженных сил во Внутренней Монголии и советской армии в Маньчжурии образовало сильный рычаг давления на гоминьдановское правительство, оно испытывало беспокойство по поводу неприкрытых намерений Внутренней Монголии отделиться от Китая.

Во-вторых, сохранение советско-монгольского присутствия в Северном Китае и во Внутренней Монголии отвлекало военные силы гоминьдановского Китая от борьбы против военных сил КПК.

В-третьих, советско-монгольское военное присутствие показывало Китаю, чем может это завершиться для многих его районов проживания национальных меньшинств.

В-четвертых, X. Чойбалсан, высший монгольский руководитель того времени, вынашивал идею воссоединения всех территорий, населенных монгольскими народностями в единое государство. Он надеялся воспользоваться одержанной победой советско- монгольских войск для присоединения к МНР Внутренней Монголии.

В этой идее монгольского лидера просматривается стремление к возрождению Монголии в качестве большого единого национального государства, к преодолению положения МНР в иерархии международных отношений как малой страны. Следовательно, сохранение частей Монгольской народно- революционной армии на территории Внутренней Монголии после освобождения Китая, игнорируя позицию его правительства, имело свои цели. Победа сил КПК и позиция СССР, не поддержавшего идею присоединения Внутренней Монголии к МНР, вынудили X. Чойбалсана вывести войска.

К концу 1948 г. всю территорию Маньчжурии заняла Народно- освободительная армия Китая, руководимая китайскими коммунистами во главе с Мао Цзэдуном.

1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика, а 18 декабря Мао Цзэдун прибыл в Москву в качестве главы нового государства. Но 15 февраля 1950 г. был заключен советско-китайский договор на чрезвычайно выгодных для КНР условиях. Китай получил право управлять портом Дальний (Порт- Артур), в собственность КНР была передана Чанчуньская железная дорога.

Появление на южной границе МНР нового социалистического государства, заключение с ним дипломатических отношений укрепляли веру монгольского руководства в скорую победу социализма в мировом масштабе, стимулировали политику ускорения процесса строительства социалистического общества.

Намерение МНР присоединиться к ООН подогревалось признаками опасных разногласий, появившихся в сфере советско- китайских отношений. Монголия как страна, зажатая между двумя своими великими соседями, правомерно рассматривала любые намеки на ухудшение отношений между СССР и КНР как угрозу своей национальной безопасности. Тем более, что, несмотря на установление Монголией дипломатических отношений с КНР, Китай не оставлял попыток вернуть МНР в свой состав. После XX съезда КПСС (февраль 1956 г.), осудившего культ личности Сталина, Китай вновь на правительственном уровне сделал еще одну попытку присоединить к себе Монгольскую Народную Республику. В данном случае китайское руководство истолковывало несогласие Сталина на присоединение Монголии к Китаю как проявление культа личности и предложило советскому правительству отказаться от прежней позиции по монгольскому вопросу. В качестве дополнительного аргумента китайская сторона подчеркивала схожесть между положением Монголии и Тайваня, как одинаково отторгнутых от Китая территорий. План Пекина и на этот раз потерпел неудачу. Новое советское руководство продолжало поддерживать политику Сталина в отношении МНР, а сравнение ее с Тайванем сочло неправомерным, ссылаясь на то, что Монголия имеет историю и традиции государственности, чего нельзя сказать о

Тайване. Затем, уже в январе 1959 г., Чжоу Эньлай предпринял меры к тому, чтобы вовлечь советское правительство в дискуссию по широкому перечню пограничных проблем, включая вопрос о границах Монголии214. Попытка Чжоу Эньлая осталась безрезультатной.

Занятие Китаем наступательной позиции на независимость МНР не оставалась незамеченной ни в самой Монголии, ни на Западе. Однако правительство МНР продолжало последовательно проводить курс на сотрудничество с Китаем, единственно правильную, на наш взгляд, политику в то время. Конфронтация с КНР была категорически противопоказана малому государству. После длительных переговоров МНР и КНР заключили между собой в мае 1960 г. Договор о дружбе и взаимопомощи. Это важное достижение монгольской дипломатии был расценено XIV съездом МНРП как событие «большого значения в истории дружественных монголо-китайских отношений»215.

В истории вступления Монголии в ООН нашло еще одно свое проявление противостояние великих держав. Монголию поддерживали в те годы, кроме Советского Союза, Украина, Белоруссия, Франция, а также Индия и некоторые другие государства. Причин неоднократных отказов в приеме было несколько. В обобщенном виде они мало известны. Официально в первом случае просьба правительства МНР не была удовлетворена из-за того, что и СССР голосовал против принятия в ООН Ирландии и Португалии. Таким образом, Монголия превратилась в карту, разыгрываемую великими державами. В итоге вопрос о вступлении МНР в ООН долго не получал положительного решения в виду протеста со стороны Соединенных Штатов, Великобритании, Китая и их сторонников, не забывших о планах монгольского правительства объединения МНР с Внутренней Монголией. Действительно, Правительство МНР еще дважды - 25 декабря 1955 г. и 6 декабря 1960 г. - возобновляло свое заявление о приеме в ООН. С 1946 по 1961 гг. вопрос о принятии Монголии в эту международную организацию обсуждался почти на каждой сессии Генеральной Ассамблеи и заседании Совета Безопасности. Некоторые ученые считают, что одной из основных причин того, что представители Китайской Республики, правительство которой с остатками разбитых армией КПК войск обосновалось на Тайване, выступали против принятия МНР в ООН, незаконно занимали место в этой организации. Естественно, они опасались, что в случае положительного решения вопроса в пользу МНР, они могут потерять членство в ООН216. Политика держав и Китая фактически игнорировала Устав ООН и международное право. Последовательная защита Советским Союзом права МНР присоединиться к ООН увенчалась успехом 27 октября 1961 г. Эта дата ознаменовала собой выход Монголии на широкую международную арену.

Прием МНР в Организацию Объединенных Наций способствовал расширению ареала ее международных связей. В 1966 г. Монголия уже имела дипломатические отношения с 30-ю странами мира и приступила к работе в различных комитетах и других органах ООН. Однако экономические позиции республики на мировом рынке изначально были слабыми, и торгово-экономические отношения устанавливались, прежде всего, по инициативе самой МНР и при действенной поддержке Советского Союза и в рамках Совета Экономической Взаимопомощи. Хрупкость новых международных контактов Улан-Батора была вызвана не только субъективным фактором - идеологическими пристрастиями ее политического руководства, ориентировавшего страну на членство МНР в Совете Экономической Взаимопомощи, к которому страна присоединилась 7 июня 1962 г., и, соответственно на интеграцию со странами-членами СЭВ, но и объективным фактором. Последний заключался в низком экспортном потенциале Монголии, невысоком качестве ее товаров, общей отсталости. Монголия в глазах развитой части мира продолжала оставаться в качестве «терра инкогнито». Единичные публикации на Западе продолжали называть МНР «сателлитом Советского Союза», то есть страной, не имевшей собственной внешней политики. Но и вызванная историческими условиями ориентация официального Улан-Батора на сотрудничество преимущественно с Советским Союзом и другими странами социализма обернулась впоследствии не только ускорением темпов индустриализации, но и ее издержками. В стране кочевой цивилизации, где до революции не существовало промышленной традиции, ускоренная или догоняющая модернизация шла вразрез с отсутствием навыков и рабочей квалификации у монгольского населения. На предприятиях не было производственной дисциплины, работников приходилось вербовать среди сельского населения по разнарядке. Поскольку стоимость монгольского экспорта не могла компенсировать расходы на импорт и расплату по кредитам, у Монголии накапливалась задолженность, из-за объема которой в 1990-е гг. между ней и Россией, правопреемницей СССР, возникли серьезные разногласия. Иными словами, советская политика, направленная на подъем монгольской экономики, впоследствии завершилась двойственными результатами217. С одной стороны, она вызвала рост производительных сил в МНР, а с другой - породила иждивенчество как социально-политическое явление, присущее общественной жизни малых и слаборазвитых стран всего мира.

Однако нельзя утверждать, что членство в СЭВе не принесло Монголии экономических выгод. Напротив, выгоды имелись. И не малые. В 1964 г. МНР стала членом Международного банка экономического сотрудничества, а в 1971 г. была принята в члены международного инвестиционного банка. С помощью ГДР, Чехословакии и Польши в Монголии были построены крупные промышленные объекты. Несмотря на не высокую долю стран- членов Совета в совокупном внешнеторговом объеме республики, Монголия, работая в Совете Экономической Взаимопомощи, все- таки вышла за грань сотрудничества только с Советским Союзом. Она стала готовить кадры для народного хозяйства в ГДР, Чехословакии, Венгрии и других европейских странах, учиться их опыту. Начала понимать, что люди в этих странах живут лучше, чем в Монголии и даже чем в СССР.

В 1950-1960-е гг. сотрудничество между СССР и МНР по- прежнему опиралось на взаимную поддержку на международной арене, на сотрудничество по государственной и партийной линии. Зарождались связи и между общественными организациями.

МНР продолжала служить Советскому Союзу опорой в сфере мирового коммунистического и рабочего движения. Руководство МНРП сделало соответствующие выводы по итогам Московского Совещания представителей коммунистических и рабочих партий (ноябрь 1957 г.), в котором оно принимало участие. Оно приняло во внимание то обстоятельство, что во время подготовки Декларации этого Совещания разногласия между КПСС и КПК по ряду идеологических вопросов были официально зафиксированы292.

Попытки урегулирования советско-китайских отношений неоднократно предпринимались в ходе двусторонних встреч и совещаний на различных уровнях, в том числе во время пекинской сессии Генерального совета Всемирной федерации профсоюзов в июне 1960 г., 2-го московского Совещания коммунистических и рабочих партий в ноябре того же года, XXII съезда КПСС в 1961 г., советско-китайской встречи в Москве 5 июля 1963 г. и др. Велась интенсивная переписка между Центральными комитетами КПСС и КПК. Однако все эти меры положительных результатов не давали.

Такая ситуация в сфере советско-китайских отношений негативно влияла на общую международную обстановку. В 1962 г. вновь вспыхнула китайско-индийская пограничная война, осложнилась ситуация в движении афро-азиатской солидарности.

По мере развития советско-китайского конфликта становилось ясно, что идеологические разногласия вполне способны привести к вооруженному столкновению двух государств. Понимали это не только в СССР и КНР, но и на Западе, и, тем более, в Монголии.

Наступательную политику в Азии продолжали Соединенные Штаты. Американские союзы там были крепки. Арсеналы - на невиданной высоте. Становление новых государств, особенно выбравших социалистическую ориентацию, воспринималось Соединенными Штатами как опасность, отход от естественного хода вещей. Активное противодействие этим процессам началось с попыток превратить чрезвычайно удаленный от Штатов маленький Лаос в «бастион свободного мира», форпост Америки в Юго- Восточной Азии. Не меньший интерес для Вашингтона представлял

292 Кулик Б.Т. Советско-китайский раскол: причины и последствия. - М.: ИДВ РАН, 2000.-С. 209.

Вьетнам. В августе 1964 г., воспользовавшись сфабрикованным предлогом, имевшим якобы место не спровоцированным нападением северовьетнамцев в Тонкинском заливе на американские корабли, конгресс США одобрил эскалацию войны во Вьетнаме. В общем, продолжалась атака на развивающиеся страны социалистической ориентации. Создание США военных баз в Японии. Южной Корее, Тайване и на Филиппинах вкупе с новым наступлением на Вьетнам и другие страны Индокитая дестабилизировали политическую обстановку в Азиатско- Тихоокеанском регионе. Кроме того, весной 1965 г. произошло военное столкновение между Индией и Пакистаном. Восстановление мирных отношений между этими двумя странами произошло при прямом содействии советского правительства. 4 января 1966 г. на Ташкентской встрече, в которой участвовал Председатель Совета Министров СССР АН. Косыгин, представители воюющих сторон подписали декларацию о восстановлении нормальных мирных отношений между Индией и Пакистаном. Правительство МНР одним из первых откликнулось на положительные итоги Ташкентской встречи, выразив тем самым стремление страны к сохранению мирной обстановки в Азии. Но в целом холодная война стояла под угрозой перерастания ее в войну крупномасштабную. В этих условиях Советский Союз продолжал укреплять свои дальневосточные границы, дислоцируя там значительные воинские соединения. Укрепление государственных границ стало важнейшей задачей и монгольского правительства. 15 января 1966 г. состоялось подписание нового Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и МНР. Однако в отличие от Договора 1946 г. этот договор носил более широкий характер. На первое место в нем выдвигалось не военно- политическое сотрудничество, а всесторонняя помощь и братская взаимопомощь в развитии экономики МНР «на основе принципов социалистического интернационализма»218. В нем впервые указывалось, что СССР и МНР будут развивать «экономическое и научно-техническое сотрудничество между обеими странами в соответствии с принципами дружеской взаимопомощи и взаимной выгоды как на двусторонней основе, так и в рамках и многостороннего сотрудничества, в том числе по линии Совета Экономической Взаимопомощи»219.

Вопросы союзнического значения были сформулированы только в статье 5-й (всего в Договоре 10 статей). Стороны условились о том, что «будут оказывать взаимную помощь в обеспечении обороноспособности обеих стран в соответствии с задачами неуклонного укрепления оборонной мощи социалистического содружества.... будут совместно предпринимать все необходимые меры, включая военные. В целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих стран»220.

Отражая специфику своего времени, членство в ООН, Советский Союз и Монголия договорились действовать в духе доброй традиции и Устава Организации Объединенных Наций. В Договоре нашло отражение беспокойство по поводу международной обстановки в мире в целом. Поэтому стороны заявили об обоюдном намерении продолжать свои усилия, направленные на сохранение и укрепление международного мира и безопасности народов, на достижение всеобщего и полного разоружения и на полную ликвидацию колониализма во всех его формах и проявлениях.

Специальная, 7-я статья этого документа развивала идею регионального сотрудничества, подчеркивая тем самым его значение для обеих стран. Стороны будут проводить, говорилось в нем, «политику поддержания и укрепления дружественных отношений и сотрудничества между государствами в Азии, а также совместно выступать за предотвращение и устранение угрозы империалистической агрессии в этом районе земного шара»221. Фактически эта статья представляла собой декларацию СССР и МНР, раскрывающую общие направления их внешней политики в АТР, служила предостережением против эскалации войны в Индокитае на всю Азию.

Дальнейшее развитие советско-монгольских отношений происходило в рамках уже установившейся к 1966 году традиции. Ее основным направлением было укрепление единства действий на мировой арене, обеспечение национальной безопасности. Монголия фактически буквально следовала советской политике в отношении Китая. Она, как и СССР, выступала с резкой критикой ревизии марксизма в Китае, осуждала маоизм и культурную революцию. Монголия выслала работавших на ее территории китайских специалистов и рабочих, законсервировав начатое ими строительство промышленных предприятий и жилищных комплексов. По ее просьбе Советский Союз ввел на территорию МНР свои войска, в которых насчитывалось несколько дивизий. В настоящее время некоторые монгольские ученые считают, что в те годы Монголия стала заложницей битвы двух красных гигантов. Но, определенно, у нее в тех условиях другого выхода не было. Защитить государственные границы собственными силами или даже просто предостеречь противника было нереально. Так что военно- политическое сотрудничество между великой державой и малой страной осуществлялось в их общих интересах.

Окончание «холодной войны», которое в ее историрграфии принято датировать 1985 годом, привело к изменению характера военно-политического сотрудничества двух стран. Не меняя текста Договора 1966 года, стороны резко снизили его масштабы. Первые части советской армии, дислоцированные на монгольско-китайской границе, были выведены в 1987 году. Окончательный же вывод завершился в начале 1990-х гг.

Пребывание советской армии на монгольской территории в течение нескольких лет в целом сыграло позитивную роль в сдерживании эскалации советско-китайского конфликта. Вместе с тем на неофициальном уровне этот факт был подвергнут резкой критике со стороны отдельных представителей монгольской политической элиты в начале 90-х гг. Так, критики предполагали, что дислокация советских войск на территории МНР могла спровоцировать войну между Монголией и Китаем, в которой более остальных пострадала бы Монголия. Высказывались также упреки в том, что во время военных учений советские танки сильно разрушили монгольские степи, их земной покров, что привело к эрозии почвы. Этот факт монгольская сторона приводила в качестве аргумента при обсуждении вопроса о задолженности Монголии перед Российской Федерацией. С другой стороны, советская армия, покидая пределы Монголии, оставила после себя много ценного имущества - целые военные городки, которые были тут же разрушены местным населением, много военной техники, за что российская сторона не получила компенсации.

3.2 Становление административно-командной системы управления народным хозяйством в МНР

«Холодная война», новые международные отношения способствовали установлению и ужесточению тоталитарных режимов в социалистических странах, включая СССР и МНР. Это объясняется, по мнению диссертанта, опасениями разлагающего влияния капиталистического мира. Таким образом, укрепление тоталитарных режимов в странах социализма стало одним из тяжелейших последствий вступления мира в период «холодной войны». Состояние «холодной войны» способствовало этому в полной мере - страны с тоталитарным режимом и однопартийной системой в своем большинстве имели нестабильную, мало развитую экономику, и тоталитаризм становился для руководства единственным способом удержать власть в своих руках.

Известно, что тоталитаризм как попитический режим использовал в управлении тем или иным государством методы принуждения в различных формах насилия, лишал людей доступа к реальной информации о положении дел в государстве, подавлял права человека, угрожая личной безопасности граждан. Положение человека в тоталитарном государстве усугублялось еще и тем, что тоталитарные методы управления маскировались под демократию, вызывая отторжение от демократических прав и свобод, недоверие к государству и правящей партии.

В СССР мотивация тоталитарного режима в довоенные и послевоенные годы была разной. В период Великой Отечественной войны он казался оправданным напряженной обстановкой, что объяснялось условиями военного времени. После войны начался возврат к довоенным тоталитарным методам правпения, в который был возведен принцип единоначалия в его наиболее извращенной форме. Сталинский режим в СССР начал возвращаться к чисткам партийных рядов, к новой кадровой политике. Лагери и тюрьмы стали попопняться вернувшимися из немецкого плена бывшими военнослужащими. Начались притеснения жителей территорий, бывших в оккупации.

В 1940-х - начале 1950-х гг. в МНР влияние тоталитаризма усилилось. Культ личности Сталина был усилен победой Советского Союза в Великой Отечественной войне. Соответственно возрос и культ Чойбалсана в Монголии.

Монгольские ученые считают, что наивысшей точки расцвета культ личности Чойбалсана достиг в 1942 г. во время всенародного празднования его пятидесятилетия, а культ личности Сталина в СССР - в 1949 г. во время его семидесятилетнего юбилея222.
Пережившая все тяготы военного времени Монголия продолжала курс на союз с СССР, победа которого во второй мировой войне невиданно высоко подняла его международный авторитет. Отсюда вьггекал вывод о том, что внутренняя политика советского руководства была как не более достойным примером для подражания. В итоге в 1940-е- начале 1950-х гг. вся общественная жизнь в МНР испытала на себе постоянно усиливавшееся влияние тоталитарных методов руководства со стороны ЦК МНРП, что происходило под влиянием аналогичных процессов в СССР, где, как известно, в 1946-1947 гг. широко развернулись руководимые Сталиным и Ждановым шумные идеологические кампании «по наведению порядка» в сфере литературы, музыки, философии, истории. Эта кампания, как в зеркале, отразилась на деятельности МНРП, которая вслед за КПСС стала решительно подчинять свою культуру и общественные науки своим идеологическим задачам. Их реализация облегчалась тем, что государственная власть в МНР, в том числе военная, сконцентрировалась в руках X. Чойбалсана и небольшого числа его приближенных, которые под его руководством и контролем принимали решения практически по всем вопросам,

касавшихся жизни страны и народа. 6 результате в Монголии насаждалась обстановка подозрительности и недоверия, особенно она обострилась в столице. Хотя и в меньших масштабах по сравнению с 30-ми годами, но имели место политические репрессии.

В монгольском обществе существовала атмосфера подозрительности и недоверия, процветала шпиономания, продолжались политические репрессии. В 1947 г. 80 человек были арестованы и обвинены по так называемому порт-артурскому делу - якобы за связи с японской разведкой.

В 1948 г. состоялись V съезд профсоюзов Монголии, XI съезд Революционного союза молодежи, отчетно-выборные собрания потребительской кооперации и женских организаций. МНРП приняла в них самое активное участие, направляла и участвовала в выработке решений. На этом примере отчетливо прослеживалось усиление роли партийных организаций в жизни общества, их руководящей по отношению к другим общественным организациям роли.

Наряду с организационными и хозяйственными вопросами особое место в деятельности партии занимала идеологическая работа. На повестку дня была поставлена «борьба против пережитков феодализма в сознании людей, против национализма и других проявлений враждебной идеологии».223

Особое внимание партия уделяла политическому воспитанию трудящихся, и особенно молодежи, в духе патриотизма и интернационализма. С этим направлением деятельности партии были связаны постановления ее Центрального Комитета, принятые в 1947 и 1949-1950 гг., которые близко напоминают постановления ЦК ВКП (б), принятые накануне Второй мировой войны по вопросам истории и литературы.

В 1947 г. ЦК МНРП принял постановление «О современном состоянии монгольской литературы и ее задачах». Партийное руководство потребовало от писателей глубже раскрывать в их произведениях современные темы, шире и активнее освещать успехи монгольского народа, достигнутые за годы послереволюционного развития, показывать достижения хозяйственного и культурного строительства, внутренний мир современного человека, разрабатывать и возвышать тему монголо- советской дружбы.

В плане идеологического обеспечения политики МНРП одновременно был рассмотрен вопрос о состоянии творческой работы в Государственном музыкально-драматическом театре и о его репертуаре.

Руководство театра критиковалось за засилье в репертуаре театра и на сцене пьес на исторические и фольклорные темы в ущерб постановкам на современную тему. ЦК МНРП призвал коллектив театра включить в репертуар больше пьес, отражающих успехи социалистического строительства. ЦК МНРП поставил задачу - приступить к созданию театра оперы и балета.

Состоявшийся в декабре 1949 г. пленум ЦК МНРП принял постановления, посвященные преподаванию истории и литературы в учебных заведениях. В этих постановлениях - «О книге для аратского чтения» и «О постановке преподавания истории и литературы МНР в учебных заведениях» - ЦК осудил проявления национализма в учебных курсах и в отдельных публикациях. Претензии членов ЦК сводились к тому, что в «Книге для аратского чтения» не была критически, с марксистских позиций оценена личность Чингисхана, не был показан реакционный характер его военных походов, идеализировалось прошлое Монголии. Кроме того, были обнаружены отдельные неточности в биографиях Д. Сухэ-Батора и X. Чойбалсана, некоторых других деятелей революционного движения. В постановлении пленума также отмечалось, что преподавание истории и литературы в стране велось не на должной высоте, преувеличивалась роль личности и недооценивалась роль народных масс в истории МНР, мало внимания уделялось социально-экономическим вопросам. Пленум констатировал, что необходимо покончить с идеологическими ошибками и извращениями, систематически повышать и совершенствовать идейно-теоретическую подготовку

преподавательских кадров, обеспечить преподавание истории и литературы на основе марксистско-ленинской идеологии. Было дано указание отвести на революционный период истории Монголии и литературы МНР не менее 50% часов учебной профаммы в вузах. Перед созданным в 1947 г. Главлитом ставилась задача - усилить контроль над печатной продукцией, добиваться, чтобы в ней активнее пропагандировались коммунистические идеи.

Проблемы идеологии продопжали занимать в деятельности МНРП одно из ведущих мест и впредь. Январский 1950 г. пленум ЦК МНРП принял развернутое постановление «О состоянии политико- массовой работы среди трудящихся и задачах партийных организаций» по докладу Ю. Цеденбала. Критике подвергся низкий уровень образования агитаторов и пропагандистов, неудовлетворительная работа клубов и красных уголков, а главное - пленум констатировал наличие в стране элементов, использующих эти недостатки для подрыва хозяйственных планов, готовых втянуть часть отсталых трудящихся под власть религии. Кроме того, вновь был поставлен вопрос об отставании литературы от требования времени. «Большинство писателей, - говорилось в постановлении пленума, • разрабатывают исторические и фольклорные сюжеты. Плохо изучают жизнь народа. В их произведениях плохо отражается патриотическое движение трудящихся нашей родины, следующей по пути социализма, за выполнение первого пятилетнего плана»224.

Все эти исторические факты позволяют судить о непростой обстановке в стране и попытках партии поставить под контроль и руководить всей духовной жизнью монгольского народа. Примерно схожие процессы происходили в СССР и некоторых других социалистических странах, в том числе в Китае. Они являются свидетельством усиления тоталитарного режима в условиях противостояния двух противоположных социально-экономических систем, с одной стороны, о незначительном улучшении жизни трудящихся, возможность руководить которыми виделась в способах духовного насилия.

Одним из новых направлений в жизни мирового сообщества после Второй мировой войны было начало распространения демократии в странах «третьего мира». Эта тенденция коснулась и Монгольской Народной Республики. Но в условиях тоталитарного режима она преломлялась так, что в стране законодательно закреплялись тоталитарные методы руководства обществом. Так, IX Великий народный хурал (февраль 1949 г.) принял решение о роспуске Малого хурала, до этого осуществлявшего верховную власть в стране между созывами ВНХ, и о передаче функций этого органа и его Президиума Великому народному хуралу и его Президиуму. Изменения произошли и в регламенте работы ВНХ: его сессии должны были проводиться один раз в год.

Таким образом, ВНХ превратился в единственный орган, сосредоточившим в своих руках верховную законодательную власть. Для осуществления текущей работы между сессиями должен был избираться Президиум ВНХ. Исполнительным органом власти являлось правительство - Совет министров. Местные хуралы имели исполнительные управления.

Внесены были также изменения в избирательную систему. Выборы стали всеобщими (ранее имели ограничения), равными (до того - не вполне равные), прямыми (ранее были многостепенными) и тайными (до того - открытые). На основе новой избирательной системы в июне 1951 г. прошли выборы в Великий народный хурал. Однако, как стало известно только в настоящее время, выборы в то время так и не стали демократическими, так как кандидаты в депутаты назначались Центральным комитетом партии по их деловым признакам. Фактически граждане голосовали за назначенцев, которым не было альтернативы225. Право избирать и быть избранными попучили все граждане МНР, достигшие 18 лет. Конституция гарантировала монгольским гражданам право на труд, отдых, образование, материальную помощь в старости, право на бесппатное пользование пастбищами.

Первые выборы в Великий народный хурал МНР на основе новой избирательной системы состоялись 10 июня 1951 г. В них приняли участие 99,92% избирателей; 99,67% из них проголосовали на предложенные кандидатуры. В октябре 1952 г. были проведены выборы в местные органы власти.

На первой сессии Великого народного хурала МНР первого созыва, (июль 1951 г.), председателем Президиума ВНХ был избран Г. Бумэнд. В июне 1954 г. председателем Президиума ВНХ стал Ж. Самбу, избранный на первой сессии ВНХ уже второго созыва. Затем почти синхронно, с небольшим разрывом, из жизни ушли: глава монгольского государства X. Чойбалсан - 26 января 1952 г., а 5 марта 1953 г. - И. Сталин.

Кончина премьер-министра МНР, члена Политбюро ЦК МНРП маршала X. Чойбалсана знаменовала собой окончание длительного этапа в истории Монголии. Один из первых монгольских революционеров и создателей МНРП, долгие годы возглавлявший страну, приложивший много усилий для укрепления монголо- советской дружбы, он в то же время вписал черные страницы в историю Монголии, проводя политику политических репрессий в 1930-е годы и продолжив ее, хотя и в меньших масштабах, в 1940-е годы. Он держал курс на физическое уничтожение церковнослужителей, начиная сначала с высших лам, постепенно перейдя к политике, предписывающей относиться ко всем ламам без различия принадлежности к разным социальным прослойкам. В 1938 г. он утверждал, что «главным препятствием на пути укрепления революционных преобразований, развития экономики, культуры и образования, укрепления братской дружбы с СССР были и сейчас по-прежнему остаются ламы»261. Классовый подход был главным методом Чойбалсана, который он применял и в других случаях. Так, классовыми врагами он называл позднее, в начале 50- х гг., расхитителей социалистической собственности262.

О тесных связях Чойбалсана со Сталиным и рядом других советских руководителей красноречиво свидетельствует одно из его писем Ежову, отправленное тому в мае 1937 г.: «Мы произвели обвинение лам высокого сана в измене родине, шпионаже и подготовке восстания, прошло пять туров судебных заседаний.

Таким образом, мы смогли на практике выполнить совет товарища Сталина».203

В мае 1952 г. Указом Президиума Великого народного хурала МНР на должность премьер-министра МНР был назначен Ю. Цеденбал. Таким образом, он стал фактически первым лицом в государстве, совместив пост премьер-министра с постом Генерального секретаря ЦК МНРП. Осознание Монголией себя государством, получившим международное признание, сыграло огромную роль в укреплении монополии МНРП на политическую власть. Пользуясь поддержкой коммунистических и рабочих партий сотрудничающих с ней стран, МНРП стала глубже вторгаться в экономическую и культурную жизнь страны, единолично принимать все основополагающие государственные решения и претворять их в практику через разветвленную сеть первичных партийных организаций, через центральные и местные государственные органы. Восстановлена была практика созыва партийных съездов и народных хуралов, прерванная было в период 1940-1947 гг. Одновременно складывались предпосылки для концентрации властных высших функций в руках одного политического лидера.

Монгольские исследователи считают приход к власти Ю. Цеденбала началом превращения тоталитарного режима в авторитарный, то есть сравнительно более мягкий режим. При этом считают, и не без оснований, что развенчание культа личности Чойбалсана в Монголии началось еще до XX съезда КПСС. Действительно, в 1954 г. в МНР начался пересмотр так называемого «Порт-артурского дела». В этих целях, по решению политбюро ЦК МНРП от 9 декабря 1954 г., была создана специальная комиссия, по итогам работы которой в 1955 г. было принято постановление об освобождении осужденных по этому делу и наказании виновных работников, грубо нарушивших социалистическую законность. Были даны указания о прекращении содержания под стражей лиц, чья вина не была доказана, о коренном улучшении деятельности судов и прокуратуры. В 1955 г. была распущена комиссия по особым делам при министерстве внутренних дел226.

Тем временем в СССР назревали свои перемены. Ухудшилось положение в экономике. Особенно осложнилось положение в сельском хозяйстве. Низкие закупочные цены, высокие налоги на общественное и личное хозяйство лишали деревню всяких стимулов к развитию производства. В 1952 г. Московская область не выполнила плана государственных заготовок. Главное внимание большевистской партии было направлено на подготовку XIX съезда. Готовился доклад об изменениях в Уставе партии. Одно из них состояло в том, что из названия партии исчезало определение «большевиков», вводилось новое название партии «КПСС» - Коммунистическая партия Советского Союза.

Политическая обстановка в СССР нагнеталась, особенно после ареста в начале 1953 г. группы кремлевских врачей. Смерть Сталина привела к власти Н. С. Хрущева, избранного первым секретарем ЦК КПСС на пленуме ЦК КПСС в сентябре 1953 г., а в феврале 1956 г. состоялся XX съезд партии, на котором он выступил с докладом «О культе личности и его последствиях». В СССР началась широкая компания по реабилитации репрессированных граждан.

Нет особой необходимости останавливаться на огромном влиянии доклада Хрущева на мировое общественное мнение и на коммунистическое движение в особенности. Подчеркнем только его огромное влияние на международную ситуацию, ослабление влияния коммунистических идей, разлад в международном коммунистическом движении. С того времени началось ухудшение отношений между КПСС и КПК, между СССР и КНР. Естественно, это создавало тревожную обстановку на границах МНР, руководство которой солидаризировалось с советским руководством по китайскому вопросу.

МНРП одобрила решения XX съезда КПСС, вынесла по этому вопросу специальное постановление, проинформировала низовые партийные организации. Вместе с тем, критика культа личности Сталина не столько вылилась в ее поддержку руководством МНРП, сколько создала прецедент - в Монголии на официальном уровне начался пересмотр роли Чойбалсана в истории МНР, что вылилось в признание его купьта личности.

Это произошло на апрельском пленуме ЦК МНРП в 1956 г., обсудившем доклад первого секретаря ЦК партии Д. Дамбы «Итоги XX съезда КПСС и задачах наших партийных организаций».

На этом пленуме МНРП, впервые открыто признав существование в стране культа личности X. Чойбалсана, осудила грубое нарушение им законности, проведение попитических репрессий, приняла решение о реабилитации не только живущих, но и погибших жертв тотапитарного режима.

Пленум обосновал и принял решение о фундаментальном улучшении деятельности МНРП.

В целом, сходство тоталитарных режимов в СССР и МНР и их методов вызвало в советском и монгольском обществах отрицательную реакцию.

Приход к власти Ю. Цеденбала показал, что авторитарные черты его личности стали трансформироваться в тоталитарные под впиянием процессов, происходивших в мировой системе социализма. Так, в СССР и социалистических странах резко возросла роль первых секретарей ЦК коммунистических партий, которые сосредоточили в своих руках всю верховную власть. В 1958 г. Цеденбап стал совмещать две должности - председателя Совета министров и Первого секретаря ЦК МНРП. В 1960 г. в МНР была принята новая конституция. Все 60-е гг. в истории Монголии были отмечены внутрипартийной борьбой, подавлением возникающей оппозиции. Многочисленные факты говорят о том, что дело шло не просто к авторитарной власти одного человека, а к новому витку тоталитаризма, хотя и в несколько смятенной форме. Как в СССР очень недолго продлилась «хрущевская оттепель», так и в Монголии быстро свернулось «межсезонье» попыток отделения хозяйственных функций от партии и передачи их Совету министров.

Сходство политической власти в СССР и МНР поддерживалось Советским Союзом разными способами. Это было и личное влияние советских лидеров, особенно Л. И. Брежнева, и Ю. Цеденбала во время личных бесед, причем не только в Москве, но и в Улан- Баторе, а также во время Крымских встреч партийных и государственных деятелей стран социализма и т. д.

Другим способом влияния на Монголию и удержания ее в орбите советского влияния была экономическая помощь Советского Союза, его настояние на том, чтобы Совет Экономической Взаимопомощи стал считать своей задачей подтягивание экономического уровня развития МНР до уровня передовых социалистических стран.

В середине 1980-х гг. в Советском Союзе началась перестройка общественной жизни с ломки сложившихся приоритетов мышления. Советская внешняя политика стала проявлять признаки прагматизма в отношении своих союзников. Вывод войск из Афганистана, возобновление отношений с Китаем, вывод войск из Монголии - все это снижало геополитическое значение Монголии для СССР. Экономический кризис в СССР вызвал резкое ухудшение экономической ситуации в Монголии. Тоталитарные методы правления, монопольное право коммунистических партий на власть в СССР и в большинстве социалистических государств, в том числе и в МНР, пошатнулись. Считаем, что перестроечные процессы в СССР, попытки перехода к открытой внешней политике, а также урегулирование отношений с Китаем, распад СССР были главными причинами, катализировавшими кризисную ситуацию в МНР.

В 1984 г. после отставки Ю. Цеденбала функции руководства партией и государством перешли в руки Ж. Батмунха. Перемены в монгольском руководстве произошли параллельно с проявлением первых признаков кризиса социалистической системы в СССР, а также в Польше, Венгрии, ГДР, Румынии и Болгарии. Однако новые монгольские руководители не обладали ни авторитетом, ни теми чертами сильной личности, которые были присущи многим их предшественникам.

Внеочередной пленум ЦК КПСС, избравший М. Горбачева на пост Генерального секретаря Центрального комитета (11 марта 1985 г.), подтвердип курс на проведение хозяйственных реформ, творческое применение основополагающих принципов социалистического хозяйствования. К последним были отнесены: плановое развитие экономики, укрепление социалистической собственности, расширение прав, самостоятельности и ответственности предприятий, усиление их заинтересованности в конечных результатах работы265.

В феврале 1986 г. состоялся XXVII съезд КПСС. В политическом докладе ЦК КППС съезду подчеркивалось: «Политика тотального противоборства и военной конфронтации не имеет будущего... Мы со своей стороны готовы сделать все от нас зависящее, чтобы

м Речь генерального секретаря ЦК КПСС товарища М. С. Горбачева на Пленуме ЦК КПС11 марта 1985-го года II Правда. -1985. -12 марта

радикальным образом изменить к лучшему международную ситуацию»266.

У Советского Союза появились последователи. Новое мышление Горбачева, идея перестройки, способствуя росту критических настроений в советском обществе относительно внутренней и внешней политики страны, оказали большое влияние на руководство и общественность МНР. и привели, в конце концов, к крушению тоталитарных режимов не только в СССР и МНР, но и в подавляющем большинстве социалистических стран.

Огромную роль в политических преобразованиях в Монголии сыграл характер советско-монгольских экономических отношений. В настоящее время можно утверждать, что тесная привязка монгольской экономики к советской экономике, что особенно проявилось в координации их народнохозяйственных планов, выявила всю свою уязвимость в конце 1980-х гг. После Второй мировой войны МНР стала настойчивее стремиться к переходу на развитие народного хозяйства по перспективным пятилетним планам. Существование в СССР административно-командной системы управления экономикой, предполагающей концентрацию в руках государства функций непосредственного руководства экономическими процессами, прямое вмешательство в производственную деятельность отраслей и предприятий, монополию по распределению ресурсов и т. п., оказало огромное влияние на социалистические страны. Для Монголии это казалось вполне приемлемым методом государственного руководства, усиливало тоталитарный характер политической власти. Результат был двоякий. С одной стороны, сосредоточение всех небольших собственных ресурсов страны в руках государства в определенной

"•материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1988.-С. 11.

степени было оправдано. Но с другой, привязка монгольских планов к советским вела к особенно глубокой зависимости МНР от Советского Союза. Напомним, что распад СССР, создание и легализация новых форм собственности, уход государства из экономики, глубокий экономический кризис, вылившийся в резкий спад производства в Российской Федерации, - все это вызвало цепную реакцию в тех странах, зависимость которых от помощи СССР была особенно велика.

Поэтому объективная оценка советско-монгольского экономического сотрудничества не может производиться без учета политизации советской помощи, одобрения и поощрения Советским Союзом политики МНРП, направленной на распространение социалистических форм хозяйства на все отрасли монгольской экономики. Такой подход облегчает выявление как негативных, так и позитивных итогов торгово-экономического взаимодействия двух стран, получившего значительное развитие после Второй мировой войны.

После окончания Второй мировой войны развитие политических и всех остальных направлений советско-монгольских отношений, ее позитивный вектор получили новые стимулы. Произошло дальнейшее сближение СССР и МНР, питаемое успешным военным сотрудничеством в 1939 г. и 1941-1945 гг.

В обеих странах началось восстановление и развитие народного хозяйства, которому в СССР в годы войны был нанесен огромный ущерб, и Монголии, вынужденной в то же время максимально мобилизовать все свои ресурсы, довольствоваться сократившейся экономической помощью.

Пятилетние планы развития народного хозяйства и культуры МНР прокладывали путь к интеграции с экономиками социалистических стран.

В наши дни стало почти правилом критиковать планово- централизованные методы управления экономикой. Однако в экстремальных условиях, особенно в условиях острого дефицита ресурсов, плановое распределение их - единственный путь к обеспечению предпосылок стабильного развития. Кроме того, если для крупных экономик с их сложнейшей структурой план как закон хозяйственного развития становится тормозом для трудовой инициативы, то для малых стран отсталая экономика, руководимая из единого центра, может сыграть положительную роль, обеспечивая необходимый контроль и учет производимой продукции и ее распределение.

Под влиянием изменившейся внешней обстановки в развитии внутреннего положения МНР уже в первые послевоенные годы наметились новые тенденции. Заметно усилилось внимание к вопросам государственного и хозяйственного строительства. Монголия стала вновь, и теперь уже успешнее, применять у себя международный, в первую очередь, советский опыт планирования. Монгольская народно-революционная партия начала активнее использовать государственный управленческий ресурс для выполнения новых политических и экономических задач. В практику вошло принятие партийными и государственными органами совместных постановлений, в основном по конкретным вопросам исполнения решений, принятых партией.

Одним из первых было постановление Совета министров и ЦК МНРП о создании совместной комиссии по кадрам.

До 1947 г. народное хозяйство МНР развивалось по одногодичным планам. В декабре 1947 г. собрался XI съезд партии. Он подвел итоги деятельности МНРП за более чем семилетний период, прошедший после X съезда, и утвердил первый детально

разработанный пятилетний план развития народного хозяйства и культуры МНР на 1948-1952 гг.267.

Сам факт перехода к перспективному планированию сыграл большую роль не только в экономической, но и политической жизни страны - съезд назвал пятилетку историческим событием, свидетельствующим о значительном укреплении мощи страны и вступлении ее в новый этап развития268.

С этого момента в Монголии началось формирование административно-командной системы управления экономикой на практике.

Вся последующая история МНР, вплоть до конца 1980-х гг., развивалась в соответствии с заложенной в конце 1940-начале 1950-х гг. моделью управления экономикой.

Каждый очередной съезд МНРП принимал директивы по планам развития народного хозяйства и культуры МНР сроком на пять лет (исключением стал только один трехлетний план на 1958-1960 гг.) и передавал их на утверждение Великому народному хуралу. В общей сложности в Монголии было реализовано таким образом восемь плановых пятилеток. Планы были несовершенны и выполнялись далеко не полностью, особенно в сфере кочевого животноводства, которое оказалось неподвластным плановому регулированию в силу высокой зависимости от природных условий. Задания завышались, при разработке показателей в расчет принимались, в первую очередь, политические соображения. Так, предполагалось, что поголовье скота в МНР может достичь 100 млн. голов. Но реальность внесла свои коррективы. Более реалистичным было плановое задание, предусмотренное директивами XII съезда МНРП

ж Монгольская народно-революционная партия руководила всей работой по составлению первого пятилетнего плана. Еще до съезда, в сентябре 1949 г.. Политбюро ЦК МНРП приняло постановление о его разработке и поручило Государственной плановой комиссии подготовку окончательного проекта. ** Там же, с. 210.

(1953 г.) довести рост поголовья скота до 27,5 млн. голов, что составляло 20% от уровня 1952 г. Но ни одна из этих задач не была выполнена. Успешнее развивались другие секторы - промышленность, строительство, транспорт и связь, так как именно туда направлялась, в первую очередь, основная экономическая помощь СССР. Но прирост и в этих секторах происходил преимущественно за счет экстенсивного развития, то есть строительства и ввода в эксплуатацию новых производственных объектов. Экономические же показатели в целом (себестоимость продукции, ее качество и т. п.) отставали.

Главной задачей первой монгольской пятилетки был подъем животноводства. Вокруг способов решения этой проблемы в руководстве велась дискуссия. Мнения разделились. Одни считали, что традиционные формы кооперации (совместные перекочевки несколькими семьями или соседними хозяйствами) вполне отвечали условиям кочевого хозяйства, а сознание аратов не было подготовлено к обобществлению скота. Другие, напротив, поддерживали идею массового кооперирования, очевидно, как мероприятия, способствующего построению социализма. Позиция первых, а ее поддерживал Чойбалсан, возобладала, и не только потому, что ее представлял более опытный и зрелый политик - идея массового преобразования мелкого частного хозяйства в крупное, социалистическое производство, вряд ли была широко востребована монгольским обществом. Соответственно, ни в первом, ни во втором пятилетнем планах задача социально- экономических преобразований как пути к стабильному росту животноводческой отрасли не выдвигалась.

В 1953 г. на третьем пленуме ЦК МНРП были подведены итоги выполнения заданий первой пятилетки. Общее поголовье скота в стране увеличилось на 8,7%, было создано несколько новых государственных хозяйств. В пригородах столицы были организованы три государственные молочные фермы. Ежегодный среднегодовой темп роста промышленное производство составил 9,8% (вместо 19,4% по плану)227. Показатели экономического развития выглядели впечатляюще. Но в действительности, они были далеки от официальных плановых заданий. Этот факт должен был доказать, что планы должны быть точнее сбалансированы с ресурсами, но в расчет он не принимался.

Но были и немалые достижения. Особенно выделялся рост капиталовложений в аграрный сектор, объем которых в 1952 г. был в 10 раз больше, чем в 1947 г.

Успехов добилась промышленность, где особо ощущалась помощь Советского Союза - в соответствии с требованием Соглашения об экономическом и культурном сотрудничестве между правительствами СССР и МНР от 27 февраля 1946 года. Кроме того, действовало межправительственное Соглашение о поставках товаров на период 1950-1954 гг.

Несмотря на тяжелое положение собственной экономики, СССР оказал Монголии содействие в сооружении и вводе в эксплуатацию ширококолейной железной дороги от Улан-Батора до пограничного пункта Наушки. С его же помощью были модернизированы и расширены производственные мощности нескольких предприятий перерабатывающей промышленности, телефонизированы и радиофицированы многие сомонные центры.

Возобновилась и практика создания советско-монгольских совместных предприятий 20-х гг. В 1949 г. после тщательной подготовки состоялось подписание целого ряда межправительственных соглашений об учреждении советско- монгольских акционерных предприятий, известных как «Совмонголметалл», «Уланбаторская железная дорога».

Одновременно развивалось сотрудничество между МНР и КНР. В 1952 г. эти страны договорились о строительстве железных дорог от Улан-Батора до монгольско-китайской границы на территории МНР и до китайско-монгольской границы на территории КНР. Создание транспортной инфраструктуры на территории МНР играло большую роль в обеспечении не только национальной, но и экономической и продовольственной безопасности страны. В этом плане при содействии СССР в Монголии была организована земледельческая отрасль сельского хозяйства путем освоения целинных земель и создания нескольких государственных хозяйств. Широкая кампания по освоению целины развернулась в Монголии как определенное подражание такой же кампании в Советском Союзе. В отличие от традиционного животноводства, эта отрасль создавалась с применением современной техники и технологии того уровня, который был достигнут в Советском Союзе в 60-е гг.

Установление в МНР единой социалистической формы собственности облегчило государству управление народным хозяйством, сбор налогов, перераспределение ресурсов между отраслями. Однако диверсификация народного хозяйства создавала и большие трудности, так это усложняло структуру общественного производства и вело к тому, что планы становились все более развернутые, но детализация их продолжалась. Детализация планов, однако, не способствовала сбалансированию народного хозяйства, а затрудняла руководство им из единого центра. После проведения массового кооперирования в стране возник некий феномен собственности в животноводстве. В сельскохозяйственных объединениях собственность считалась общественной, социалистической. Значительное поголовье скота, остававшееся в собственности аратов-членов СХО считалось личной собственностью, а никак не частной. Государство пыталось активно руководить и личным хозяйством аратов-членов СХО при помощи налогообложения, время от времени пытаясь законодательным образом регулировать верхний предел скота, который может быть на личном подворье арата. Такой порядок был ярким проявлением административно-командной системы управления народным хозяйством.

За годы четвертой и пятой пятилеток в Монголии были построены крупные промышленные предприятия, среди которых особо выделяется горно-обогатительный комбинат «Эрдэнэт», выпускающий медный и молибденовый концентраты. Планирование объекта и его сооружение было бы невозможно без тесной увязки с потребностями советского рынка. Полное освоение производственных мощностей этого предприятия привело к удвоению экспортного потенциала страны.

Монгольское государство стремилось увязывать свои народнохозяйственные планы не только с планами СССР, но и других стран- членов СЭВ. Его неизменно привлекала задача объединения экономического и научно-технического потенциалов всех стран- членов Совета. В 1972-1973 гг. руководство МНР провело ряд консультаций по координации своего очередного плана развития народного хозяйства и культуры на 1976-1990 гг. с планами СССР и других социалистических стран. Советский Союз, осуществляющий курс на координацию, начиная с 70-х гг. постоянно ориентировал своих партнеров по СЭВ, включая МНР, на повышение уровня планового сотрудничества228. Такая политика требовала коллективного объединения и планового перераспределения общих ресурсов Совета Экономической Взаимопомощи. Это было выгодно слаборазвитым странам - Монголии, Вьетнаму, Кубе, но в середине 80-х гг. в этом деле возникла напряженность. Более развитые страны - ГДР, Венгрия и Чехословакия - не хотели больше оказывать безвозмездную помощь другим странам. Постоянным внешнеторговым партнером Монголии оставался Советский Союз. До начала 1990-х гг. внешняя политика Монголии ориентировалась в основном на сотрудничество с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Их политическое взаимодействие подкреплялось экономическим и культурным сотрудничеством, привилегиями, которыми пользовались отсталые страны, состоявшие в Совете Экономической Взаимопомощи. В 1987 г. 95,9% экспорта и 98,3% импорта МНР приходилось на социалистические страны. Капиталистические страны занимали в монгольском экспорте 3,8%, в импорте - 1,6%, развивающимся странам, соответственно, принадлежало 0,3% и 0,1%. Но основным внешнеторговым и экономическим партнером Монголии оставался Советский Союз (таблица 1).

Таблица 1

Товарооборот между МНР и СССР в 1985-1990 гг.

(млн. долл. США.) Показате ли 1985 г. 1987 г. 1999 г. 1990 г. Товарообо рот МНР, весь 1784,6 1822,5 1684, 5 1584,7 В т.ч.

СССР,

включая: 1482,3 1523,3 1325, 6 1233,7

Экспорт 530,7 5,759 528,4 517,5 Импорт 951,6 963,6 797,2 716,2 Источник: Монголын эдийн за саг, нийгэм 1992 онд. Статистики йн эмхтгэл (Экономика и общество Монголии в 1992 году). Статистический сборник). - Улан-Батор: Статистическое управление Монголии, 1993. - С. 76-81.

Таким образом, экономическое сотрудничество между СССР и МНР развивалось быстрым темпом. С помощью Советского Союза были созданы целые отрасли монгольской экономики, сформирована экспортная база страны. Но к 1990 г. советская экономика и экономика многих других социалистических стран вошла в стадию глубокого кризиса. Соответственно резко сократилось, а затем и совсем прекратилось поступление советской помощи развивающимся странам. Объем торгово-экономических связей СССР с Монголией стал быстро сокращаться, восьмая пятилетка МНР оказалась невыполненной. Мало того, Россия стала все настойчивее ставить вопрос о возврате Монголией платежей по кредитам. Таких средств у Монголии не было.

ЛИТЕРАТУРА
СТРАНИЦЫ ФОТОАЛЬБОМА
     
 
 

 

- Последние поступления в каталог
 

- Систематический каталог.

- Алфавитный указатель (статьи).

- Алфавитный указатель (авторы).
 

 

 

- Государство, политика
 

- История Монголии
 

- Легендарные личности Монголии
 

- География
 

- Путешествия, экспедиции
 

- Экономика Монголии
 

- Транспорт
 

- Религия
 

- Культура, искусство традиции монголов
 

- Обычаи, традиции монголов
 

- Наука, образование, медицина в Монголии
 

- Армия Монголии
 

 

 

- Легендарные личности
 

- Русские в Монголии
 

- Россия - Монголия
 

- СССР и МНР
 

- Российская Федерация и Монголия
 

- Русские экспедиции
 

Горячие предложения

Ищу попутчика!
 

Групповые туры 2015
 

Экскурсии  New!!!

Комбинированные туры 
 

Автомобильные туры

Зимние туры

Катание на лошадях 

Пешие туры 

Велотуризм 

Рыбалка в Монголии

Охота в Монголии

Сплавы по рекам

Специальные туры
 

Монголия - Байкал

Монголия - Китай
 

Бизнес туры

Прием официальных делегаций
 

Сопровождение групп New!!!
 

Пересечение границы

Рассказы путешественников

 

Информация туристам

Общая информация о стране

История Монголии

Государственное устройство

Политическое устройство

География

Экономика

Население

Наука

Образование

Здравоохранение

Религия

Искусство Монголии

Традиции и обычаи Монголов

Армия Монголии

Транспорт в Монголии

Почта Монголии
 

Регионы Монголии. Информация.
       Достопримечательности.

 

Россия - Монголия New!!!

Карты Монголии 

Информация для водителей

Публикации о Монголии New!!!

Фотографии о Монголии

Видеоматериалы New!!!

 

Общая информация

История Улан-Батора

Достопримечательности

Музеи Улан-Батора

Монастыри

Памятники и монументы

Художественные галереи

Театры Улан-Батора

Рестораны, кафе, бары, клубы

Фотоальбомы

Окрестности Улан-Батора

 

Расписания поездов и самолетов 

- Расписание поездов ст. Улан-Батор

- Международные рейсы Улан-Батор

- Местные авиарейсы

Гостиницы в Улан-Баторе

Турбазы Монголии

Визы в Монголию

Дипломатические представитель-
   ства Монголии

Посольства в Монголии

 

Бронирование

- Гостиницы в Монголии

- Проживание в семье

- Юрточные кэмпы

Бронирование билетов

- Авиабилеты

- Железнодорожные билеты

- Автобусные билеты

Визовая поддержка

- Приглашение в Монголию

- Получение визы в Монголию

- Визы в Россию из Монголии

Другие услуги 

- Гиды, переводчики

- Трансферы, встреча, проводы

- Аренда автомобилей

- Прокат снаряжения

 

Продаем карты Монголии. Купить карту Монголии в Москве. Карты Монголии.

   

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru